Libmonster ID: UK-1170
Author(s) of the publication: Е. БЕЛОВ

Е. БЕЛОВ , доктор исторических наук

Похождения русского авантюриста в Монголии и Сибири

Во втором десятилетии XX века в Монголии происходили сложные, драматические события. Территория, занимаемая ныне Монголией и известная ранее также под названием Внешняя Монголия (Халха и Кобдоский округ), находилась в вассальной зависимости от властей Пекина.

В 1911 году Внешняя Монголия провозгласила независимость. Однако противоречия между Россией, Китаем и Японией не позволили в те годы Внешней Монголии стать подлинно независимым государством, она по-прежнему оставалась вассалом Китая и подверглась в 1919 году оккупации китайскими войсками, которыми командовал генерал Сюй Шучжэн.

Октябрьская революция 1917 года дала мощный импульс развитию освободительного, революционного движения во Внешней Монголии. В России разразилась гражданская война, в ходе которой многие офицеры и генералы царской армии возглавили борьбу против советской власти. В их числе оказался и барон Унгерн, в то время проходивший службу в Забайкалье.

Имя барона Унгерна фон Штернберга (1887-1921 годы) неразрывно связано с Монголией, северную часть которой он завоевал в 1921 году, изгнал оттуда китайские войска и восстановил на троне главу монгольской ламаистской церкви Джебцзун-Дамба-хутухту.

О нем написано немало работ как советскими и российскими исследователями, так и историками белой эмиграции. Значительный вклад в изучение военной и политической деятельности Унгерна на территории Монголии в 1920-1921 годах внес монгольский историк Б. Ширендыб.

Труды советских и постсоветских историков, а также В. Ширендыба в целом заслуживают положительной оценки. Однако в них есть неточности и ошибки концептуального и фактологического порядка. На эти моменты делается акцент в данной статье.

Роман Федорович Унгерн происходил из семьи эстляндского помещика. О своих предках он говорил бежавшему в Монголию колчаковскому министру финансов Ф. Оссендовскому: "Я происхожу из древнего рода Унгерн фон Штернбергов, в нем смеша-

стр. 38


лась германская и венгерская кровь (от гуннов Аттилы). Мои воинственные предки сражались во всех крупных европейских битвах, принимали участие в крестовых походах. Один из Унгернов пал у стен Иерусалима под знаменем Ричарда Львиное Сердце. В трагически закончившемся походе детей погиб одиннадцатилетний Ральф Унгерн... Наш род, в котором преобладали военные, имел склонность к мистике и аскетизму" 1 . С XIII века бароны Унгерн фон Штернберг поселились в Прибалтике.

КОМАНДИР АЗИАТСКОЙ КОННОЙ ДИВИЗИИ

Роман Унгерн учился в одной из гимназий города Ревеля (Таллина), но был исключен из нее за плохое прилежание к учебе и многочисленные школьные проступки. Тогда мать Романа отдала его в Морской кадетский корпус в Петербурге. Началась русско-японская война. Роман, бросив Морской корпус, добровольцем ушел на эту войну, будучи 17-летним юношей. Воевал храбро, за что получил звание ефрейтора 2 . Вернувшись с Дальнего Востока, Унгерн поступил в Павловское военное училище, которое окончил в 1908 году. Он не захотел служить в пехоте и попросился на службу в Забайкальское казачье войско. Его направляют в 1-й Аргунский полк (стоял в Даурии), где приказом от 7 июня 1908 года начальника Забайкальского войска 3 ему присваивается офицерское звание хорунжий.

В августе 1912 года монголы с оружием в руках изгоняют китайцев из города Кобдо, Кобдоский округ присоединяется к Халхе. В феврале 1913 года Унгерн появляется в Кобдо и просит тамошнего царского консула В.Ф. Любу разрешить ему служить в монгольских войсках. Люба не разрешает. Но Унгерн остается там, его привлекает к себе Джалама (Дамби Джамцан-лама), который к этому времени фактически установил свою диктатуру на значительной части Кобдоского округа 4 . Возникает естественный вопрос: что заставило Унгерна двинуться в Монголию и там остаться служить в монгольском войске? Видимо, интерес к Востоку, симпатии к монголам, привычка к войне.

Из Кобдо Унгерн подал прошение на имя царя Николая II уволить его в запас. 13 декабря 1913 года такой приказ последовал. Когда Унгерн вернулся в Россию, точно не известно. Вероятнее всего, после того, как по приказу из Петербурга Джалама в феврале 1914 года был арестован находившимся в Кобдо отрядом русских казаков и доставлен в Россию. Находясь в Монголии, Унгерн знакомился и изучал быт, нравы, обычаи, религиозные верования монголов и их язык. Все это ему пригодится в будущем.

Унгерн - активный участник первой мировой войны. С 6 сентября 1914 года командовал сотней в 1-м Нерчинском полку, командиром которого был барон П.Н. Врангель. За боевые заслуги был награжден пятью орденами 5 . В сентябре 1916 года он получил воинское звание есаул.

В июле 1917 года Временное правительство посылает есаула Г.М. Семенова в Забайкалье на правах своего комиссара по созданию добровольческих частей из бурят. Вслед за ним в Забайкалье едет и Унгерн. Оба враждебно встретили Октябрьскую революцию. Семенов на станции Маньчжурия формирует отряд для военных набегов на Советскую Россию. Унгерн в Хайларе становится комендантом железнодорожной станции и ведет борьбу против большевиков и поддерживавших советскую власть русских солдат в полосе отчуждения КВЖД. Обнаруженные в Российском Государственном военном архиве (РГВА) два письма Унгерна Семенову (апрель 1918 года) свидетельствуют о дружеских отношениях этих людей. Унгерн обращается к Семенову на "ты", дает ему ряд советов о ведении борьбы с советской властью, предлагает деньги, спрашивает: "Что твоя Маша?" 6 (Маша - это любовница Семенова, которую он привез из Петрограда).

Унгерн и Семенов, видимо, познакомились на фронте в начале первой мировой войны во время похода русских войск в Пруссию. Оба отличились в этом походе и были награждены орденами Победоносного Георгия (офицерскими крестами). С тех пор и почти до конца 1920 года они - неразлучные друзья, хотя Семенов с конца 1918 года становится его непосредственным начальником как атаман Забайкальского казачьего войска.

В начале 1919 года, в связи с возникновением в это время панмон-гольского движения 7 , Семенов приказывает Унгерну сформировать инородческую дивизию. Унгерн стал ее командиром. В нее входили русские казаки, буряты, монголы, китайцы, татары, башкиры, японцы, представители других национальностей 8 .

ПОХОД НА УРГУ

В конце 1920 года под ударами Красной Армии, забайкальских и дальневосточных партизан Семенов с остатками своих войск бежал в Маньчжурию. Унгерн избрал самостоятельный путь борьбы, он решил уйти в Северную Монголию - Халху, оккупированную китайскими войсками.

2 октября 1920 года Азиатская конная дивизия в уменьшенном составе (часть казаков, бурят не захотела покидать свои родные места) перешла границу Восточной Монголии (Цэцэнхановского аймака) из района Акши (территория Дальневосточной Республики - ДВР). В дивизию входили 800 конников, обоз, пулеметная команда, батарея из четырех орудий, транспортная (автомобильная) рота и пять аэропланов. Таким образом, в Монголию вошли не менее тысячи унгерновцев. Унгерн послал письма монгольским князьям приграничных районов с предупреждением не оказывать сопротивления его дивизии. Монголы не только не оказали сопротивления, но встречали Унгерна и его войско доброжелательно. Хан Цэцэнхановского аймака объявил мобилизацию молодых монголов с целью оказания помощи Унгерну. Из нескольких сот мобилизованных аратов (кочевников-скотоводов) был создан военный отряд, командовать им стал князь Лувсан Цэвэн. Отряд присоединился к Унгерну.

Отряды Унгерна и Цэвэна быстрым маршем двинулась к Урге и в конце октября достигли ее. Завязались упорные бои с китайскими войсками. В агентурных донесениях в разведу правление штаба 5-й Краснознаменной армии о численности китайского гарнизона в районе Урги приводятся разные данные - семь, восемь, девять и даже десять тысяч человек, чаще всего указывается семь, восемь тысяч 9 . Начальником гарнизона был генерал Го Суйлин, командиром 25-й дивизии генерал Чун Цинсян. После отъезда летом 1920 года Сюй Шучжэна в Пекин, где обострилась борьба за власть между группировками бэйянских милитаристов, оттуда в Ургу приехал наместник Чэнь И (он был амбанем в Урге с 1917 до осени 1919 года). Го Суйлин к этому времени располагал большой властью и не очень-то подчинялся Чэнь И. Противоречия и столкновения между двумя главными начальниками в Халхе не служили делу укрепления там китайской власти.

Бои унгерновцев и монголов с китайскими войсками под Ургой продолжались до 7 ноября, превосходство оказалось на стороне китайцев. Унгерн отступил на восток

стр. 39


от Урги километров за шестьдесят, в район реки Керулен. Здесь он стал готовиться к новому наступлению на Ургу. Но перед тем ему захотелось лично побывать в Урге. В монгольском одеянии он проник в город, доехал на своем белом коне вплоть до дома амбаня Чэнь И. На обратном пути, проезжая мимо тюрьмы, он заметил спящего китайского часового. Такое нарушение дисциплины возмутило его. Он спешился и нанес часовому несколько ударов ташуром - бамбуковой рукояткой плети, сел на коня и покинул Ургу 10 .

Эта история напоминает легенду. Но она не была таковой. Во время первой мировой войны Унгерн не раз по собственной инициативе переходил линию фронта и по нескольку дней пропадал в местах расположения противника. Такие действия барона были связаны не только с целями разведки. В Урге, например, у него было полно своих шпионов из монголов и бурят, и он довольно хорошо знал обстановку в городе. Личные тайные хождения барона в стан противника проливают свет на его характер, свидетельствуют о том, что он любил войну, любил воевать, смело шел на совершение рискованных поступков, которые, видимо, считал обычным делом военного человека. В этом смысле Унгерн смахивал на средневекового рыцаря.

Слухи о посещении Урги бароном довольно быстро распространились по городу. Ламы истолковали этот факт как чудо, полагая, что Унгерн заговорен от пуль и потому ведет себя так смело.

В середине декабря 1920 года войско Унгерна подошло к Урге. Оно значительно пополнилось монгольскими всадниками. В боях за Ургу на стороне барона участвовали отряды монголов, которыми командовали Лувсан Цэвэн, Найден-гун, Д. Жамболон (бурят, бывший есаул Забайкальского казачьего войска) и Батор Гун Чжанцу. Это были в основном добровольческие отряды. Большинство монголов приветствовало приход Унгерна в их страну. В донесении советского агента от 1 февраля 1921 года в штаб 5-й армии, в частности, сообщалось: "Отношение монголов к Унгерну становится все более и более сочувственным и последний идеализируется как освободитель от китайского ига" 11 .

Войска Унгерна и монголов, насчитывавшие примерно 2 тысячи человек, взяли в полукольцо Ургу, сосредоточив основные силы с востока и севера от нее. В январе 1921 года происходили отдельные стычки и бои противоборствующих сторон. 20 января произошел бой в районе поселка Баянгол, севернее Урги. В этом бою унгерновцы и монголы разбили два китайских полка.

Унгерн еще раньше задумал выкрасть Джебцзун-Дамба- хутухту, который находился в это время под домашним арестом. Его охраняла большая группа китайских солдат в Зеленом дворце, стоявшем на реке Тола у подножья горы Богдо-ула, считавшейся у монголов священной. Эту задумку барона взялся выполнить бурят Тубанов - парень сорвиголова. Он набрал группу (60 человек) тибетцев, таких же отчаянных, как и он сам. Проведя основательную подготовку, 1 февраля тибетцы во главе с Тубановым совершили дерзкий налет на монастырь и освободили монгольского "живого бога", переправив его на другую сторону горы Богдо-ула в расположение унгерновских войск.

Эта была большая моральная победа Унгерна, в его руках оказался глава монгольской ламаистской церкви, который пользовался абсолютным авторитетом у монголов. "Визит" барона в Ургу и похищение Джебцзун-Дамба-хутухты вызвали деморализацию китайских войск. Авторитет Унгерна среди монголов значительно вырос. 3 февраля после упорных боев Урга была взята Унгерном. В боях за город отличился генерал-майор В.П. Резухин, ставший впоследствии вторым лицом в Азиатской конной дивизии.

Китайские войска бежали из Урги, большая часть на север к пограничному городу Маймачэн, а меньшая часть во главе с генералом Го Сунлином - на юг, в сторону китайского города Калган. Чэнь И и китайские чиновники на одиннадцати автомобилях 5 февраля приехали в Маймачэн. Чэнь И через начальника гарнизона Троицкосавска просил правительство ДВР пропустить их в Читу, с тем чтобы оттуда уехать в Китай. Правительство ДВР удовлетворило их просьбу.

Панически отступая, китайские войска оставили в Урге склады оружия и боеприпасов, продовольственные и военные склады. Унгерн захватил в китайском банке 400 тысяч серебряных долларов,

стр. 40


золотые слитки. Все китайские товары и ценности, попавшие в его руки, оценивались в 30 миллионов долларов.

УНГЕРН ПОЛУЧАЕТ ТИТУЛЫ ХАНА И КНЯЗЯ 1-Й СТЕПЕНИ

Заняв Ургу, Унгерн приказал своим сатрапам выявить и расстрелять всех революционно настроенных и сочувствующих советской власти российских подданных (русская колония в Монголии насчитывала около двух тысяч человек), всех евреев. Началась кровавая вакханалия, сотни людей были расстреляны или повешены. Кровавые репрессии осуществлялись под непосредственным руководством коменданта города подполковника Л. Сипайлова и служившего вестовым у Унгерна Бурдуковского (бурята по национальности, прапорщика царской армии). Это были палачи, садисты, люди-звери. Что касается китайских купцов, то Унгерн приказал их не трогать. Мародеров, которые грабили китайские магазины, расстреливали. Отношение Унгерна к монголам было дружественное. Монголы были его единственной опорой. В отличие от Деникина, Колчака, Врангеля и других белых генералов, Унгерн не получал никакой помощи от иностранных держав. Поэтому помощь монголов ему была крайне нужна.

Возведение Джебцзун-Дамба-хутухты на ханский престол состоялось 22 февраля. Богдо-хан сформировал правительство во главе с Джалханца-хутухтой, одним из самых богатейших и влиятельных лам Монголии. Глава правительства (председатель Совета министров) был другом и собутыльником Джебцзун-Дамба-хутухты ("живой бог" любил выпить). Указом Богдо-хана Унгерна назначили главкомом вооруженных сил, его заместителем, командующим монгольским войском - Жамболона. Мобилизация монголов в армию производилась по указам Богдо-хана или приказами ханов аймаков.

Унгерн и другие видные командиры, взявшие Ургу, были награждены Богдо-ханом. Указом последнего Унгерну присвоены титулы хана и цин-вана (князь 1-й степени) со званием "Дающий развитие государству великий герой- командующий". Титулы цин-вана получили Резухин, Лувсан- Цэвэн, Жамболон, Найден-гун, а Батор Гун Джанцу стал обладателем титула бэйсэ (князь 4-й степени) 12 .

После взятия Урги изъявили желание подчиняться Унгерну и вместе с ним воевать находившиеся в Западной Монголии белогвардейские отряды есаула Кайгородова, полковников Казанцева и Казагранди. Эти отряды насчитывали примерно по 300 человек каждый. В Халхе примкнули к барону белогвардейские мелкие отряды Топхаева, Комаровского, Сухарева, Нечаева, Архипова, Немчинова и другие.

Пекинское правительство сосредоточило крупную группировку войск на юге Халхи в районе монастыря Чойри-Сумэ (в 250-и километрах от Урги), в нее вошли и отступившие части Го Сунлина. Эта группировка, видимо, была создана для наступления на Ургу. В марте 1921 года Унгерн двинул к Чойри-Сумэ часть своих войск и отряд Найден-гуна - всего около тысячи человек. В конце марта Унгерн разгромил китайские войска под Чойри-Сумэ, намного превосходившие по своей численности его отряд. Как в боях за Ургу, так и в бою под Чойри-Сумэ Унгерн проявил себя способным военачальником. Разбив китайскую группировку, он вернулся в Ургу, оставив на юге Халхи монгольский отряд Найден-гуна.

Отступившие от Урги на север китайские войска остановились на реке Иро (в 60-80-и километрах южнее Маймачэна). В том районе действовал на стороне Унгерна монгольский отряд Баир-гуна. После битв за Ургу и Чойри-Сумэ крупных сражений между унгерновскими и китайскими войсками не было. Шли бои, можно сказать, местного значения. Дело в том, что китайские части были крайне деморализованы и не способны на сколько-нибудь решительную борьбу против Унгерна. Их целью было вырваться из Халхи и уйти в Китай.

Унгерновские войска дошли до реки Иро и не стали брать Майма-чэн. И для этого у Унгерна были веские основания.

Под влиянием Октябрьской революции в Халхе в 1921 году началось революционное движение. 1-3 марта в Троицкосавске состоялся съезд представителей революционно настроенных монголов, на котором была создана Монгольская народная партия (МНП), а 13 марта сформировано монгольское революционное правительство во главе с Д. Бодо, власть которого в первый период распространялась лишь на ряд северных районов Халхи. Это правительство с помощью Советской России организовало свои войска, их главкомом стал Сухэ-Батор. 18 марта 1921 года, разбив китайский гарнизон в Маймачэне (ныне Алтан- Булак), 400 конников под командованием Сухэ-Батора взяли этот город. В Монголии началась демократическая революция. Монголы стали постепенно покидать Унгерна и переходить на сторону революционного правительства.

Унгерн понимал, что если пойдет на Алтан-Булак, то встретит сильное сопротивление войск Сухэ-Батора, которого могут поддержать и части Красной Армии.

ЗАЩИТНИК МОНАРХИЗМА, ВРАГ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ

Барон питал лютую ненависть к революционерам. В марте 1921 года он писал монгольскому князю Найман-вану: "Моя цель - это восстановление царей. Выгоднее всего начать это великое дело с Востока, монголы для этой цели самый надежный народ... Я вижу, что свет идет с Востока и принесет счастье всему человечеству" 13 . К монголам Унгерн относился с большой симпатией. "Я сблизился с монгольским народом, - писал он в другом письме, - понял его веру, обычаи и его заветные, горячие, благородные думы о судьбах их родины". Но он предупреждал монголов, что якобы опасность для них идет с Запада. "Зная хорошо Запад, - продолжал барон, - где родились гибельные учения большевизма и коммунизма, зная западную культуру, оценивая пользу и вред, идущие оттуда, я ясно вижу, что монгольским племенам, где бы они ни жили, грозит смертельная опасность, как со стороны русской, так и со стороны китайской революции".

Приверженность идее монархизма привела Унгерна к борьбе с советской властью. На допросе 27 августа 1921 года в штабе Экспедиционного корпуса в Троицкосавске он заявил, что идея монархизма - главное, что его толкало на путь борьбы с Советской Россией. "До сих пор все шло на убыль, - говорил он, - а теперь должно идти на прибыль, и повсюду будет монархия, монархия". Свою уверенность в этом он нашел якобы в Священном Писании, в котором, по его мнению, есть указание на то, что "это время наступит именно теперь" 14 .

В письме баргинскому князю Цэндэ-гуну Унгерн писал: "Единственно, кто может сохранить правду, добро, честь и обычаи, так жестоко попираемые нечестивыми людьми - революционерами, это цари. Только они могут охранять религию и возвысить веру на земле. Но люди стали корыстны, наглы, лживы, утратили веру и потеряли истину, и не ста-

стр. 41


ло царей. А с ними не стало счастья" 15 .

Таким образом, Унгерн полагал, что без царей на земле всегда будут беспорядок, моральное разложение людей, и они никогда не добьются счастливой жизни.

А какую же счастливую жизнь предлагал людям Унгерн? Рабочие и крестьяне должны работать, но не участвовать в управлении государством. Царь должен опираться только на аристократию. На допросе в штабе 5-й армии (Иркутск, 2 сентября 1921 года) он изрек такую тираду: "Я за монархию. Без послушания нельзя. Николай I, Павел I - идеал всякого монархиста. Нужно жить и управлять так, как они управляли. Палка прежде всего. Народ стал дрянной, измельчал физически и нравственно. Ему палку надо" 16 .

Сам Унгерн был крайне жестоким человеком. По его личному приказу за малейшую провинность, а то и ни за что пороли и расстреливали офицеров, военных чиновников, врачей. Мерой наказания было и сидение на крыше дома или на дереве. Унгерн очень часто бил офицеров своей палкой. Его удары испытали на себе даже Сипайлов и Бурдуковский, а также его адъютант А.С. Макеев. Барон вел себя в дивизии как царь, он мог казнить и миловать, ему боялись давать советы даже генерал Резухин и начальник штаба полковник Л.К. Ивановский, имевший высшее юридическое образование. Они делали только то, что он им приказывал. Однажды действительный статский советник Г.П. Голубев пытался заговорить с бароном на политические темы, барон приказал его за это выпороть. После порки (битья палками) Унгерн приказал Голубеву высечь свою жену якобы за то, что она находилась в любовной связи с офицером конной дивизии. Идея палочной дисциплины реализовалась Унгер-ном сполна.

В то же время этот жестокий человек верил гадалкам, ворожеям, они при нем находились постоянно.

Без их гаданий и предсказаний он не начинал ни одного похода, ни одного боя.

КРУШЕНИЕ ПЛАНОВ СОЗДАНИЯ СРЕДИННОГО ГОСУДАРСТВА

Унгерн вынашивал идею создания крупного Центральноазиатского государства. На допросах в штабах Красной Армии он говорил, что целью его похода в Монголию было объединение всех племен монгольского корня в одно грандиозное Центральноазиатское кочевое государство от Амура до Каспийского моря под главенством маньчжурского хана. В основу плана создания такого государства он положил идею о неизбежности столкновения Востока с Западом и неминуемой победы желтой расы над белой, поскольку последняя пришла в упадок из-за ее склонности к революциям. Барон не признавал "желтой опасности", а напротив, считал, что существует "белая опасность" восточным народам и странам 17 . Поэтому он призывал все монгольские племена объединиться в одно государство. Прежде всего он хотел присоединить к Халхе Внутреннюю Монголию. Он посылал письма влиятельным князьям и ламам Халхи, Внутренней Монголии и Барги - тем, кто выступал активно в 1912-1915 годах за такое объединение. Но на его письма никто не отвечал.

Правительство Богдо-хана не поддерживало инициативы Унгерна на объединение монгольских земель. Оно находилось в трудном положении. С юга существовала угроза китайского военного вторжения, ибо Халха - территория, откуда были изгнаны китайские войска. С севера могла предпринять серьезные действия против Унгерна Советская Россия. Северная часть Халхи находилась под контролем красных монголов. В создавшихся условиях правительство Богдо-хана, видимо, ставило перед собой единственную задачу - сохранить свою власть только в пределах Халхи.

Планы Унгерна предусматривали не только объединение всех монгольских земель в единое государство, но и расширение его за счет других территорий Центральной Азии. Из наших архивных материалов явствует, что замышляемое Унгерн ом государство, кроме монгольских земель, должно включать в себя Синьцзян, Тибет, Маньчжурию, Урянхайский край (Туву), Казахстан и даже китайскую провинцию Шаньдун. Вновь созданное государство - Унгерн называл его Срединным государством -должно было выступать против зла, которое несет Запад, и защищать великую культуру Востока, насчитывавшую три тысячи лет. Под злом Запада Унгерн подразумевал революционеров, социалистов, коммунистов, анархистов и разлагающуюся западную культуру с ее "безверием, безнравственностью, предательством, отрицанием истины и добра" 18 .

Центральноазиатское государство, по мысли Унгерна, должно представлять собой федерацию и возглавляться Цинской династией, свергнутой китайским народом в 1912 году. Поэтому Унгерн ставил задачу "восстановить маньчжурского хана". В письмах монгольским князьям, казахам, мусульманам Синьцзяна, Хэйлунцзянскому и Алтайскому губернаторам и другим лицам он непременно выделял этот момент и призывал их делать все от

стр. 42


них зависящее, чтобы восстановить Цинскую династию, которая в будущем правила бы Срединным государством. Однако ответы от адресатов на эти предложения - создание Срединного государства и восстановление маньчжурского хана - Унгерн не получил.

Вся эта затея барона оказалась бредовой. Китайцы, монголы, тибетцы, мусульманские народы Синьцзяна ненавидели ранее жестоко угнетавших их правителей из династии Цин. Срединное государство во главе с маньчжурским ханом существовало только в воображении самого Унгерна.

Барон Унгерн был махровым антисемитом. На допросах в Красной Армии его спрашивали, почему он ненавидит евреев. Он отвечал, что "считает их главными виновниками совершившейся русской революции" 19 и что в России "власть непременно перейдет к евреям" 20 .

Находясь в Даурии, Унгерн, насколько известно, не вел антиеврейской пропаганды, ибо его непосредственный начальник Семенов не был антисемитом. Вырвавшись на просторы Монголии и будучи там самостоятельным полководцем и политиком, Унгерн дал выход своей антиеврейской злобе. Перед захватом Урги он собрал группу старших офицеров и приказал им: "При взятии Урги - все евреи должны быть уничтожены - вырезаны" 21 . Через восемь дней после взятия Урги Унгерн издает приказ (N 2), в котором сказано: "Воспрещаю производить самочинно без разрешения коменданта города арестов (кроме евреев), обысков и реквизиций". Этим приказом Унгерн отдавал всех евреев на растерзание своим подчиненным, то есть любому офицеру и солдату Азиатской конной дивизии.

В Урге, как уже было сказано, началась кровавая вакханалия. Евреев, коммунистов и сочувствующих советской власти из русской колонии начали хватать, расстреливать и вешать. Причем евреев расстреливали семьями. Сипайлов устраивал прямо-таки охоту на евреев. Дело в том, что русские, китайцы, монголы укрывали у себя евреев. А.С. Макеев приводит такой пример. Один влиятельный монгольский князь укрыл у себя в доме девять евреев. Сипайлов узнал об этом, но в дом монгольского князя его опричники не вошли, а организовали постоянную скрытую охрану дома. Прошло несколько дней, бедолаги успокоились и в один дождливый вечер вышли за ворота дома подышать свежим воздухом. Это стоило им жизни. Всех их палачи Сипайлова удушили тут же на месте.

* * *

Диктатором Урги и Халхи Унгерн был до восшествия Джебцзун-Дамба-хутухты на ханский трон и сформирования монгольского правительства во главе с Джалханца-хутухтой. Комендатура Сипайлова была ликвидирована, но он оставался начальником контрразведки Унгерна. После этого о диктаторстве Унгерна можно говорить только в отношении своей дивизии и русской колонии. К бурятам, кочевавшим в Халхе, барон мог обращаться и давать распоряжения только через ханов аймаков. После 22 февраля 1921 года главным правителем Халхи стал Богдо-хан. Это был умный и жестокий политик, по-прежнему пользовавшийся огромным авторитетом у монголов. Он держал Унгерна на расстоянии. Джебцзун- Дамба-хутухта только три раза принимал барона: в день коронации, перед походом Унгерна в Чойри-Сумэ и перед уходом его в Россию. Отношение монголов к Унгерну изменилось, им трудно было содержать Азиатскую конную дивизию. На допросах Унгерн говорил, что "монголы уже не те", какими были в начале прихода его в Халху. Они все больше и больше проявляли симпатии к революционному правительству, переходили на его сторону, вступали в отряды Сухэ-Батора. После ухода Унгерна в конце мая 1921 года в Россию для борьбы с советской властью в Халхе начался массовый переход монголов в лагерь монгольских революционеров.

Унгерну казалось, что с его приходом в Советскую Сибирь местное население активно его поддержит, и советская власть там падет. Но этого не случилось. Сибирское население не поддержало Унгерна. Красная Армия начала активные боевые действия против него. 6 июля 1921 года части Красной Армии и конники Сухэ-Батора вступили в Ургу. Но бои с Азиатской конной дивизией продолжались, она терпела поражения. В дивизии возник заговор офицеров против Унгерна. Последний попытался укрыться в монгольском дивизионе Сундуй-гуна, который по существу был его (Унгерна) конвоем, но и здесь его постигла неудача. Он был схвачен группой монголов во главе с Сундуй-гуном. Это произошло 22 августа. Куда везли монголы связанного Унгерна неизвестно, но по пути натолкнулись на красноармейский разъезд, который взял барона в плен. По решению суда, состоявшегося 15 сентября 1921 года в Новониколаевске (Новосибирске), Унгерн был расстрелян. Где находится его могила, неизвестно.

Являясь врагом большевиков и красных монголов, Унгерн объективно, помимо своей воли, в конечном счете, оказал им, своим врагам, и немалую услугу. Разбив основные силы китайских войск в Халхе, он существенно облегчил задачу монгольским революционерам по очищению ее от китайских оккупантов. Своим походом в Забайкалье Унгерн дал Советскому правительству серьезный повод для ввода частей Красной Армии в Северную и Западную Монголию. Поддержка Советской Россией красных монголов сыграла, пожалуй, решающую роль в победе Монгольской народной революции 1921 года.


1 Фердинанд Оссендовский. И звери, и люди, и боги. Пер. с англ. М., 1994, с. 252-253.

2 Л. Юзефович в своей книге "Самодержец пустыни" (М., 1993) пишет, что Унгерн не воевал, "не бывал под огнем", так как, мол, к его приезду на Дальний Восток русско-японская война закончилась (с. 19). Это неверно. Книга Юзефовича об Унгерне читается с интересом, но она представляет собой беллетризированное произведение.

3 Даты до февраля 1918 г. даются по ст. стилю.

4 Подробнее см.: Е. Белов. Загадка Джаламы. "Азия и Африка сегодня", 1995, N 6.

5 Российский Государственный военноисторический архив (РГВИА), ф. 2137, oп. 1, д. 138, л. 133.

6 Российский государственный военный архив (РГВА), ф. 39454, oп. 1, д. 1, л. 1-2.

7 См.: Е.А. Белов. Россия и Монголия (1911-1919 гг.). М., 1999, с. 168-173.

8 РГВА, ф. 16, oп. 3, д. 222, л. 12.

9 РГВА, ф. 16,oп. 3, д. 213, л. 49; д. 214, л. 11, д. 219, л. 9.

10 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 5873, oп. 1, д. 5, л. 48-49.

11 РГВА, ф.185, oп. 3, д. 807, л. 4.

12 Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), ф. Референтура по Монголии, оп. 2, папка 104, д. 47, л. 63-64.

13 РГВА, ф. 39454, oп. 1, д. 9, л. 19.

14 Там же, л. 50.

15 Там же, ф.16,oп. 3, д. 222, л. 20.

16 О том, кого уже нет (Унгерн). - Литературное наследство Сибири. Т. 2. Новосибирск, 1972, с. 36.

17 ГАРФ, ф. Varia, oп. 1, д. 392, л. 36.

18 РГВА, ф. 39454, oп. 1, д. 9, л. 53.

19 РГВА, ф. 16, oп. 3, д. 222, л. 21.

20 ГАРФ, ф. Varia, oп. 1, д. 392, л. 59.

21 Есаул А.С. Макеев. Бог войны - барон Унгерн. Воспоминания бывшего адъютанта начальника Азиатской Конной дивизии. Шанхай, 1934, с. 35.


© elibrary.org.uk

Permanent link to this publication:

https://elibrary.org.uk/m/articles/view/Одиссея-барона-Унгерна

Similar publications: LGreat Britain LWorld Y G


Publisher:

English LibraryContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://elibrary.org.uk/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. БЕЛОВ, Одиссея барона Унгерна // London: British Digital Library (ELIBRARY.ORG.UK). Updated: 17.03.2023. URL: https://elibrary.org.uk/m/articles/view/Одиссея-барона-Унгерна (date of access: 22.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. БЕЛОВ:

Е. БЕЛОВ → other publications, search: Libmonster Great BritainLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
English Library
London, United Kingdom
203 views rating
17.03.2023 (432 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
SUMMARY
Catalog: Other 
63 days ago · From Jack Dowly
INTERNATIONAL SCIENTIFIC CONFERENCE CENTRAL AND EASTERN EUROPE DURING THE BATTLE OF SINEVODA"
Catalog: History 
66 days ago · From Jack Dowly
return. but how?
Catalog: Geography 
74 days ago · From Jack Dowly
ELECTRICITY INDUSTRY IN IRAQI KURDISTAN
Catalog: Military science 
76 days ago · From Jack Dowly
SPECIAL ECONOMIC ZONES OF THE GCC COUNTRIES
Catalog: Economics 
77 days ago · From Jack Dowly
SUMMARY
Catalog: Other 
79 days ago · From Jack Dowly
AN IMMIGRANT
Catalog: Sociology 
79 days ago · From Jack Dowly
KAZAKHSTAN'S POLICY IN THE MIDDLE EAST AND KAZAKH-EGYPTIAN RELATIONS
Catalog: Political science 
79 days ago · From Jack Dowly
EU TRADE AND ECONOMIC POLICY IN THE MEDITERRANEAN: SUCCESSES AND FAILURES
Catalog: Political science 
80 days ago · From Jack Dowly
REGIONAL BANKS IN AFRICA: OPPORTUNITIES AND PROSPECTS
Catalog: Economics 
80 days ago · From Jack Dowly

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

ELIBRARY.ORG.UK - British Digital Library

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Одиссея барона Унгерна
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UK LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

British Digital Library ® All rights reserved.
2023-2024, ELIBRARY.ORG.UK is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of the Great Britain


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android